Δημοφιλείς αναρτήσεις

Κυριακή, 29 Μαΐου 2016

Доникейские Отцы Церкви

Доникейские Отцы Церкви о Божестве Христа и Духа Святого

"Все вы были смиренны и чужды тщеславия, любили более подчиняться, нежели повелевать, и давать нежели принимать. Довольствуясь тем, что Бог дал вам на путь земной жизни, и тщательно внимая словам Его, вы хранили их в глубине сердца, и страдания Его были пред очами вашими. Таким образом всем был дарован глубокий и прекрасный мир и ненасытимое стремление делать добро: и на всех было полное излияние Святого Духа." [Свщмч. Климент Римский. 1-ое Послание к Коринфянам, 2]
"Братья! Об Иисусе Христе вы должны помышлять, как о Боге и судье живых и мертвых (…)." [Свщмч. Климент Римский. 2-ое Послание к Коринфянам, 1]
"Игнатий Богоносец достоблаженной церкви Ефесской в Азии, благословенной в полноте величия Бога Отца, прежде век предназначенной быть, в вечную и неизменную славу, всегда соединенную и избранную в истинном страдании, по воле Отца и Иисуса Христа, Бога нашего, желаю премного радоваться о Иисусе Христе радостью непорочною." [Свщмч. Игнатий Антиохийский (Богоносец). Послание к Ефесянам. Вступление]
"Я принял о Боге ваше многолюбезное имя, по всей справедливости славящееся за веру и любовь во Иисусе Христе, Спасителе нашем. Как подражатели Богу, воспламенившись божественною кровью, вы совершенно исполнили в отношении ко мне родственное дело." [Свщмч. Игнатий Антиохийский (Богоносец). Послание к Ефесянам, 1]
"Для них есть только один врач, телесный и духовный, рожденный и нерожденный, Бог во плоти, в смерти истинная жизнь, от Марии и от Бога, сперва подверженный, а потом не подверженный страданию, Господь наш Иисус Христос." [Свщмч. Игнатий Антиохийский (Богоносец). Послание к Ефесянам, 7]
"Мой дух - в прах пред крестом, который для неверующих соблазн, а для нас спасение и вечная жизнь. Где мудрец, где совопросник, где хвастовство так называемых разумных? Ибо Бог наш Иисус Христос, по устроению Божьему, зачат был Мариею из семени Давидова, но от Духа Святого." [Свщмч. Игнатий Антиохийский (Богоносец). Послание к Ефесянам, 7]
"Игнатий Богоносец церкви, помилованной величием Всевышнего Отца и единого Сына Его Иисуса Христа, (…) желает премного радоваться во Иисусе Христе, Боге нашем." [Свщмч. Игнатий Антиохийский (Богоносец). Послание к Римлянам. Вступление]
"Ничто видимое не вечно. (Ибо видимое временно; невидимое вечно.) Бог наш Иисус Христос является в большой славе, когда Он во Отце." [Свщмч. Игнатий Антиохийский (Богоносец). Послание к Римлянам, 3]
"Пустите меня к чистому свету: явившись туда, буду человеком Божиим. Дайте мне быть подражателем страданий Бога моего. Кто сам имеет Его в себе, тот пусть поймет, чего желаю, и окажет сочувствие мне, видя, что занимает меня." [Свщмч. Игнатий Антиохийский (Богоносец). Послание к Римлянам, 6]
"Славлю Иисуса Христа Бога, так умудрившего вас. (…) Сын Божий по воле и силе Божественной, истинно родился от Девы, крестился от Иоанна, чтобы исполнить всякую правду истинно распят был за нас плотью при Понтии Пилате и Ироде четверовластнике (от сего-то плода, то-есть, богоблаженнейшего страдания Его и произошли мы), чтобы через воскресение на веки воздвигнуть знамение для святых и верных своих, как между иудеями, так и язычниками, совокупленных в едином теле Церкви Своей." [Свщмч. Игнатий Антиохийский (Богоносец). Послание к Смирнянам, 1]
"Ожидай Того, Кто выше времени - безвременного, невидимого, но для нас сделавшегося видимым; неосязаемого, бесстрастного, но для нас подвергшегося страданию, все ради нас претерпевшего." [Свщмч. Игнатий Антиохийский (Богоносец). Послание к Поликарпу, 3]
"Желаю вам всегда укрепляться в Боге нашем Иисусе Христе. Пребывайте чрез Него в единении с Богом и епископом." [Свщмч. Игнатий Антиохийский (Богоносец). Послание к Поликарпу, 8]
"5. (...) Мы же исповедуем, что Распятый есть истинный Бог во плоти, покланяемся Ему, Господу, отверзшему рай.
6. В восклицании Распятаго содержатся и другия достойныя веры истины и ясныя доказательства. Этот глас, присно животворящий, который услышал самый разбойник, некоему Лазарю от того же Распятаго, прежде его распятия, возглашен был в сопровождении великаго чуда, в присутствии самих иудеев, убийц Христа, которые скрежетали зубами, (говоря): ты простой человек, а творишь из себя Бога (Иоан. 10, 33). Но является вера, и божественный глас тебя убеждает, к сестре мертваго говоря: аще веруеши, узриши славу Божию (Иоан. 11, 40). Подобным образом и к слепорожденному говорит: веруеши ли в Сына Божия? Сей есть иже глаголяй с тобою (Иоан. 9, 35, 37). Слепой как и наш разбойник поклонился ему, восклицая: верую, Господи. В этом исповедании слепой не один свет телесный нашел, но и познал самого Виновника света, то есть Бога от Бога и Слово. Такую награду получает восклицание, которое исповедует нашу истинную веру в Господа нашего Иисуса Христа.
7. (...) Пред твоими очами дела обоих разбойников предлежат, постоянно повторяемыя и прочитываемыя из священных книг, которыя этими очевиднейшими доказательствами внушают тебе твердую и несомненную веру, что Распятый есть Бог и Сын Божий. Ему слава." [Аристид Философ. Слово о благоразумном разбойнике, 5-7]
"Аполлоний отвечал: "Бог, Слово, искупитель душ и телес, вочеловечился в Иудее, исполнил всю правду и славно был наполнен божественною мудростью. Он проповедывал истинную религию, которая была пристойна сынам человеческим, чтобы подавить начало греха." [Аполлоний. Апология, 36]
"Выше подробно мною доказано, что Христос, Который есть Господь и [по естеству] Бог, Сын Божий, силою Своею являвшийся прежде как человек и Ангел, и даже в виде огня, как то было в купине, явился также и при суде над Содомом." [Мч. Иустин Философ. Разговор с Трифоном Иудеем, 128]
"21. Все это Он сделал ради людей, дабы показать пример послушания, ибо люди непослушны закону, и иногда не верят живому кресту и Слову, распятому на нем, потому что Оно страдает; и иногда презрительно насмехаются: Он "умирает как злодей и погребается как умерший"; скорбят о Нем, как об умершем, но Он воскрес из мертвых, потому что Он Бог.
22. И потому, что Он был Богом и есть Бог, малый телом, но великий душою, презренный на земле и прославленный на небесах, пренебрегаемый людьми и возвеличенный Отцом, этот Человек, который был послан Отцом в мир, ибо Он Бог, и Человек на земле и Бог на небесах, и над всеми творениями Он Бог." [Свт. Мелитон Сардийский. О душе и теле и страстях Господних, 21-22]
"95. И так Он вознесен на древе, и надпись поставлена, обозначая
Убитого. Кто Он? Тяжело сказать, но не сказать еще страшнее.
Впpочем, слушайте, трепеща перед Тем, перед Кем трепещет
земля.
96. Повесивший землю — повешен.
Распростерший небеса — распростерт.
Утвердивший все — утвержден на древе.
Владыка — оскорблен.
Бог — убит.
Царь Израилев — умерщвлен."
[Свт. Мелитон Сардийский. О Пасхе, 95-96]
"Таким образом, Отец есть Господь и Сын - Господь, и Отец есть Бог и Сын - Бог, ибо от Бога рожденный есть Бог. И вместе с тем по Его бытию и по силе Его существа должно признавать единого Бога, но по домостроительству нашего спасения совершенно справедливо как Сына, так и Отца" [Свщмч. Ириней Лионский. Доказательство апостольской проповеди, 47]
"Охотно Господь и Спаситель наш позволял Себе предлагать вопросы, ответы на которые приличествовали Его служению. (…) Позволял Себя спрашивать о том, дабы показать, что содержание Его Евангелия есть дар для достижения вечной жизни. Но как Бог Он предвидел, о чем Его спрашивать будут и на что Ему отвечать придется. Кто лучше мог и предвидеть это как не Пророк пророков и Господь всякого пророческого духа?" [Климент Александрийский. Кто из богатых спасется, 6]
"(…) у Единого Бога есть Его Слово, Которое произошло от Него, и через Которое "все начало быть, и без Которого ничто не начало быть" (Ин.1:3). Мы верим, что Оно было послано от Отца в Святую Деву и родилось от Нее, - Бог и человек, Сын Божий и Сын Человеческий, называемый Иисусом Христом. Мы верим также, что Он пострадал, умер и был погребен по Писаниям, и воскрешен Отцом, и взят снова на небо, и сидит одесную Отца, и грядет судить живых и мертвых." [Тертуллиан. Против Праксея, 2]
"Когда таким образом Иоанн говорил к народу, который с нетерпением ожидал увидеть какое-либо необыкновенное зрелище, и когда диавол трепетал при столь важном свидетельстве Иоанна, является сам Господь, в простом виде, один, без украшения, без спутников, облеченный плотью человеческой и скрыв под нею достоинство Божества, чтобы так утаить его от козней духовного дракона. Он не только приступил к Иоанну, как Господь, сложивший с себя царское величие, но и как простой, повинный греху человек, преклонил свою голову, чтобы принять от него крещение. Поэтому Иоанн, увидев столь великое смирение, изумился, начал удерживать Его и сказал ему: "Мне надобно креститься от Тебя и Ты ли приходишь ко Мне?" (Мф. 3, 14). Что Ты делаешь, Господи? Ты неправильно учишь - одно я возвещал о Тебе, а другое Ты совершаешь. Одно слышал диавол, а видит другое. Ты крести меня огнем божественным: чего ожидать Тебе от воды? Ты просвети меня Духом, что Тебе можно получить от твари? Крести меня - Крестителя, чтобы познали Твое достоинство. Я, Господи, крещу крещением покаяния, и отнюдь не могу крестить приходящих ко мне, если прежде не исповедуют грехов своих. Пусть бы я и крестил Тебя, что же Ты будешь исповедовать передо мною? Ты истребляешь грехи и, однако, хочешь креститься крещением покаяния? Пусть бы я дерзнул крестить Тебя, но самый Иордан не дерзнет приблизиться к Тебе. "Мне надобно креститься от Тебя, и Ты ли приходишь ко мне?".
Что же отвечает ему Господь? - "Оставь теперь, ибо так надлежит нам исполнить всякую правду" (Мф. 3, 15). Оставь теперь, Иоанн; ты не мудрее Меня. Ты смотришь, как человек, а я сужу, как Бог. Прежде Мне Самому надлежит делать и потом уже учить. Я не делаю ничего недостойного, ибо я облечен благолепием. Удивляешься ли ты, Иоанн, что Я не явился в блеске Моего достоинства? Я исполнитель закона, и ничего не хочу оставить в нем без исполнения, чтобы после Меня Павел мог сказать: "конец закона - Христос, к праведности всякого верующего" (Рим. 10, 4). [Свщмч. Ипполит Римский. Слово на Богоявление]"
"Не будут больше персы приносить жертвы небу и земле, ибо скоро грядет Тот, кто сотворил небо и землю, чтобы принести иную жертву Тому, Кто послал Его, чтобы вернуть к жизни забытый образ, воссоединить старое и новое, сделать непохожее похожим. Небеса ликуют вместе с землей, и земля радуется, ибо небо дало ей радость. Что на небе не было видано – то случилось на земле. На кого и праведники взглянуть не смели – Того узрели очи грешников. (…)
Смотрите же на ту чудесную весть о Христе, Спасителе нашем, Боге и Человеке. И да будет Ему вся слава и сила во веки веков. Аминь." [Юлий Африкан. События, происшедшие в Персии во время воплощения Господа нашего Иисуса Христа]
"Если Господь и Бог наш Иисус Христос есть сам верховный священник Бога Отца, если Он первый принес Самого Себя в жертву Отцу и заповедал сие творить в его воспоминание, то очевидно, что только тот священник есть истинный преемник Христов в служении, который подражает в священодействии Христу, и только тогда он приносит полную и совершенную жертву Богу Отцу в Церкви, когда приносит ее так, как приносил Сам Христос." [Свщмч. Киприан Карфагенский. Письмо к Цецилию о Таинстве Чаши Господней]
"Кто не принимает, изменяет и извращает таинство, установленное Христом, или проповедует, что Христос не есть Бог или не был человеком, или не умер, или не воскрес, или не придет судить живых и мертвых, или кто благовествует не то, что мы благовествовали, анафема да будет, как говорит Павел." [Свщмч. Дионисий Александрийский. Послание 8. К папе Стефану]
"Сего-то Сына, познавши из Ветхого и Нового Завета, мы исповедуем и проповедуем рожденным, единородным Сыном, образом невидимого Бога, перворожденным всякой твари (Кол. 1, 15), премудростию и словом и силою Божиею (1 Кор. 1, 24), существующею прежде веков, Богом не по предведению, но по существу и ипостаси, Божиим Сыном. А кто отвергает то, что Сын Божий был Богом и прежде сотворения мира, и говорит, что признавать Сына Божия Богом, значит допускать двух Богов; того мы почитаем чуждым Церковного канона — и в этом с нами согласны все Кафолические Церкви. (…) И все Богодухновенные Писания представляют Сына Божия Богом; но свидетельства каждого из них порознь о Сыне мы отлагаем до другого времени. (…) И так Сын, сущий у Отца, есть Бог и Господь всего сотворенного; быв послан от Отца с небес, Он воплотился и вочеловечился. Посему и тело, заимствованное от Девы и вместившее всю полноту Божества телесно (Кол. 2, 9), неизменно соединилось с Божеством и обожилось. По сей-то причине один и тот же Иисус Христос предвозвещаем был в Законе и Пророках, как Бог и человек, и вся поднебесная Церковь верует в Него, как в Бога, уничижившего себя до того, что не думал быть (являть себя) равным Богу (Флп. 2 7), и как в человека от семени Давидова по плоти (Рим. 1, 3)." [Послание православных епископов первого Антиохийского Собора (ок. 266 г.) к Павлу Самосатскому, писанное до его низвержения]
"Так как князи небесные видели, что Он имеет вид, лишенный красоты, чести и славы, то, не зная Его, спрашивали: "кто этот Царь славы?" И им отвечал Дух Святый от лица Отца или Себя самого: "Господь сил, Он есть Царь славы" [Иустин Мученик. Разговор с Трифоном Иудеем, 36]
"Не от гнева только, но от всякого вообще смущения духа должно быть свободно молитвенное настроение, проникнутое таким же духом, каков есть Тот Дух, к Которому устремляется молитва. Ибо не может быть познан Святым Духом - дух оскверненный, как не познается печальный - находящимся в радости, стесненный - свободным. Никто не воспринимает противного себе , а всякий допускает только родственное себе"  [Тертуллиан. О молитве. Глава XII]
 "Таким образом связь Отца с Сыном и Сына с Утешителем предполагает Трех связанных, Которые, тем самым, уже отличаются Один от Другого. И Эти Три суть едино (unum), a не един (unus), так же как и сказано: Аз и Отец едино (unum) есмы, по единству сущности, а не по численной единичности" [Тертуллиан. Против Праксея. Глава XXV]
"И потому Дух — Бог, и Слово — Бог, так как Они от Бога. [...] Наконец, Он повелел им крестить во [имя] Отца и Сына и Святого Духа (Мф.28:19), а не во имя Кого-то Одного. Ведь и не один раз, но трижды мы крещаемся в каждое Имя и в каждое Лицо отдельно" [Тертуллиан. Против Праксея. Глава XXVI]
"Соответственно, мы видим воплощенное Слово, и мы знаем Им Отца, и мы верим в Сына, (и) мы поклоняемся Святому Духу" [Свщмч. Ипполит Римский. Против ереси Ноэта, XXII]
" Бог один. Это Отец, который заповедует, и Сын, который повинуется, и Святой Дух, который дает понимание: Отец, Который над всеми, и Сын, чрез которого всё, и Святой Дух, который во всех" [Свщмч. Ипполит Римский. Против ереси Ноэта, XXIV]
"Далее, апостолы передали, что в отношении чести и достоинства сопричастен Отцу и Сыну Святой Дух" [Ориген. О началах. Предисловие, IV]

*******************************************************************************
"АПОСТОЛЬСКИЕ ОТЦЫ" является названием, которое употреблялось для церковников, живших в конце первого и в начале второго веков нашего летоисчисления и писавших о христианстве. Некоторые из них были Климент Римский, Игнатий, Поликарп, Гермас и Папий. Говорят, что они были современниками некоторых апостолов. Поэтому им, должно быть, были знакомы учения апостолов. В The New Encyclopædia Britannica говорится о их писаниях: "Помимо Нового Завета, писания апостольских отцов, взятых вместе, имеют большую историческую ценность, чем вся другая христианская литература. Если апостолы учили догмату о троице, тогда учили бы ему и те апостольские отцы. Догмат о троице должен бы занимать первостепенное положение в их учениях, потому что нет ничего более важного, чем говорить людям, кем является Бог. Следовательно, учили ли они догмату о троице? Раннее изложение веры Один из самых ранних небиблейских изложений христианской веры находится в книге с 16 короткими главами, которая была известна как Дидахе или Учение двенадцати апостолов. Некоторые историки датируют ее 100 годом н. э. или до того. Ее автор не известен2. Дидахе обсуждает темы, которые должны были знать желавшие стать христианами. В ее седьмой главе крещение описывается теми же словами, какие Иисус употребил в Матфея 28:19: "Во имя Отца и Сына и Святого Духа". Но там ничего не говорится о трех равных в вечности, силе, положении и мудрости. Следующие изложения веры в виде молитвы содержатся в 10 главе Дидахе: "Мы благодарим Тебя, святой Отец, за Твое святое Имя, которому Ты даешь жить в нашем сердце; и за познание и веру и бессмертие, о которых Ты оповестил нас через Иисуса, Твоего Раба. Честь Тебе во веки веков. Ты, Всемогущий Владыка, создал все во Имя Твое... а нас Ты одарил духовной пищей, духовным питьем и вечной жизнью через Иисуса, Твоего Раба". В этом не содержится троица. В книге The Influence of Greek Ideas on Christianity (Влияние греческих идей на христианство) Эдвин Хеч цитирует вышеуказанные места и затем говорит: "В области первоначального христианства нет никаких следов того, что выходило бы за пределы этого простого представления. Предавалось значение только тому учению, что Бог существует, что Он един, что Он всемогущ и вечен, что Он сотворил мир, что Его милосердие оказывается всем. Там не было метафизических обсуждений". Климент Римский Другим источником ранних христианских писаний является Климент из Рима, о котором утверждается, что он был "епископом" в том городе. Предполагается, что он умер около 100 года н. э. В статьях, которые приписываются ему, ни прямо, ни косвенно не упоминается о троице. В Первом послании Климента к Коринфянам он говорит: "Милость и мир вам в изобилии от Всемогущего Бога через Иисуса Христа". "Апостолы возвещали нам Евангелие от Господа Иисуса Христа; а Иисус Христос был послан Богом. Следовательно, Христос был послан Богом, а апостолы были посланы Христом". "Да дарует всевидящий Бог, Повелитель духов и Господь всякой плоти, Который избрал Господа Иисуса Христа и нас через Него быть особым народом, всякой душе, призывающей Его величественное и святое Имя, веру, страх, мир, терпение и долготерпение". Климент не говорит, что Иисус или святой дух равны Богу. Он представляет всемогущего Бога (не только "Отца") отдельно от Сына. О Боге говорится как о высшем, так как Христос был "послан" Богом, и Бог "избрал" Христа. Показывая, что Бог и Христос являются двумя отдельными и неравными личностями, Климент сказал: "Мы будем просить серьезной молитвой и мольбой, чтобы Создатель вселенной сохранил невредимым точное число Своих избранных во всем мире посредством Своего возлюбленного Сына Иисуса Христа... Мы признаем Тебя Бог одного „наивысшим среди наивысших“... Ты единственный Благодетель духов и Бог всякой плоти. "Все народы должны познать Тебя, что ты являешься единым Богом и что Иисус Христос является Твоим Сыном. Климент называет Бога (не только "Отца") "всевышним", а на Иисуса ссылается как на "Сына" Бога. О Иисусе он также пишет: "Будучи отражением славы Бога, настолько превосходнее ангелов, насколько славнейшее наследовал имя". Точно так, как луна отражает солнечный свет, но не является равной источнику света, солнцу, так Иисус, являясь отражением славы Бога, не является равным ей. Если бы Сын Бога был равен Богу, небесному Отцу, то для Климента было бы излишним упоминать то, что Иисус превосходнее ангелов, так как это было бы очевидным. Кроме того, из его выбора слов явствует, что он сознавал, что Сын, правда, превосходит ангелов, но Он подчинен всемогущему Богу. Позиция Климента совершенно ясна: Сын подчинен Отцу и является второстепенным по отношению к Нему. Климент нигде не выступает за взгляд, что Иисус образовывал с Отцом одно божество. Он показывает, что Сын зависим от Отца, то есть от Бога, и ясно говорит, что Отец есть "единственный" Бог, следовательно, Он ни с кем не разделяет Своего положения. Кроме того, Климент нигде не говорит, что святой дух равен Богу. Поэтому во всех писаниях Климента нет троицы. Игнатий Игнатий, епископ из Антиохии, жил от середины первого века до начала второго века н. э. Ни в одном из его писаний (если предположим, что все писания, которые приписываются ему, аутентичны) Отец, Сын и святой дух не ставятся на одну ступень. Даже если бы Игнатий сказал, что Сын и Отец равны в вечности, в силе, в положении и в мудрости, это все еще не было бы троицей, потому что он нигде не сказал, что святой дух равен Богу в этих отношениях. Но Игнатий также нигде не сказал, что Сын равен Богу в том или ином отношении. Вместо этого он показывает, что Сын подчинен высшему, всемогущему Богу. Игнатий называет всемогущего Бога "единым истинным Богом, нерожденным и несравнимым, Господом над всеми, Отцом и Родителем единородного Сына», показывая так, что между Отцом и Сыном имеется разница." Он говорит о Боге, Отце, и о Господе Иисусе Христе". И он объясняет, что "есть один Бог, Всемогущий, Который открылся через Иисуса Христа, Его Сына". Игнатий показывает, что Сын не является вечной личностью, но был создан, ибо он цитирует Сына словами: "Господь (Бог Всемогущий) создал Меня, начало Его путей". Подобным образом Игнатий говорит: "Есть один Бог вселенной, Отец Христа, „из Которого все“, и один Господь Иисус Христос, наш Господь, „Которым все“»13. Он также пишет: "Святой дух говорит не свое, но Христово... точно так, как и Христос оповещает нас о том, что получил от Отца. Так как Он (Сын) говорит: "Слово, которое вы слышите, не Мое, но Отца, Который послал Меня". "Есть один Бог, Который открылся через Иисуса Христа, Своего Сына, Который является Его исшедшим из молчания Словом и во всяком отношении угождавшим Ему (Богу), Который послал Его... Иисус Христос был подчинен Отцу". Хотя Игнатий и называет Сына "Бог, Слово", но употребление слова "Бог" для Сына не обязательно должно значить, что Он равен всемогущему Отцу. В Исаия 9:6 и Библия называет Сына "Богом". В Иоанна 1:18 (НМ) Сын называется "единородным богом". Так как Иегова Бог, Отец, облек Сына силою и властью, Он уместным образом может быть назван "могущественным", потому что это является основным значением слова "бог" (Матфея 28:18; 1 Коринфянам 8:6; Евреям 1:2). Признаны ли 15 приписывающихся Игнатию посланий подлинными? В труде The Ante-Nicene Fathers (Доникейские отцы), том 1, издатели Александр Робертс и Джеймс Дональдсон заявили: "Теперь есть всеобщее мнение критиков, что первые восемь написанных якобы Игнатием посланий не являются подлинными. В них содержатся несомненные доказателства для позднего периода изложения... и сегодня их единодушно считают подложными". "Из семи посланий, которые признаются Евсевием... у нас имеются два греческих исправленных варианта, один короткий, другой длиннее... Хотя короткому тексту... обычно отдается предпочтение перед длинным, все же среди ученых преобладает мнение, что даже он не может считаться абсолютно без подделки или несомненным подлинником»16. Если мы признаем подлинной короткую версию этих писаний, в которых отсутствуют некоторые фразы (в более длинной версии), показывающих Христа как подчиненного Богу, то все же оставленное в более короткой версии не представляет собой какую-то троицу. И несмотря на то, какие из этих писаний являются подлинными, в лучшем случае можно допустить, что Игнатий верил в двуединство Бога и Его Сына. Причем речь ни в коем случае не идет о двуединстве среди равных, потому что Сын всегда представляется меньше Отца и Он подчинен Ему. Поэтому безразлично, как бы не рассматривались писания Игнатия, в них не находится догмат о троице. Поликарп Поликарп из Смирны был рожден в последней трети первого века и умер в середине второго века. Говорится, что он имел связь с апостолом Иоанном и написал Послание Поликарпа к Филиппийцам. Есть ли в писаниях Поликарпа что-нибудь, указывающее на троицу? Нет, она не упоминается ни одним словом. Напротив, то, что он говорит, согласуется с тем, чему учили Иисус и Его ученики и апостолы. Например, Поликарп писал в своем Послании: "Да утвердит вас Бог и Отец нашего Господа Иисуса Христа, и Сам Иисус Христос, Который является Сыном Божьим, в вере и истине". Обрати внимание, что Поликарп, подобно Клименту, не говорит о триедином взаимоотношении "Отца" и "Сына" среди равных в каком-то божестве. Вместо этого он говорит о "Боге и Отце" Иисуса, не только об "Отце Иисуса". Он отделяет Бога от Иисуса, точно так, как это неоднократно делают писатели Библии. Павел говорит в 2 Коринфянам 1:3: "Благословен Бог и Отец Господа нашего Иисуса Христа". Он не говорит только: "Благословен Отец Иисуса", а "Благословен Бог и Отец" Иисуса. Поликарп также говорит: "Мир от Бога, Всемогущего, и от Господа Иисуса Христа, нашего Спасителя". Здесь снова делается различие между Иисусом и всемогущим Богом, и Иисус не изображается как одно лицо равного триединого божества. Гермас и Папий Другим апостольским отцом был Гермас, который писал в первой части второго века. Говорит ли он в своем труде Пастырь что-нибудь, допускающее предположение, что он понимал Бога как троицу? Обрати внимание на некоторые из его высказываний: "И не говорит Святой Дух, когда человек хочет, чтобы дух говорил, но он говорит только тогда, когда Бог хочет, чтобы он говорил... Когда Бог насадил виноградник, так это значит, что Он создал народ, и дал его Своему Сыну; и Сын поставил Своих ангелов над ними для их охранения". "Сын Божий старше всего Его создания". Здесь Гермас говорит, что, когда Бог (не только Отец) желает, чтобы дух говорил, он говорит, чем он показывает превосходство Бога над духом. И он сказал, что Бог дал виноградник Своему Сыну, показывая превосходство Бога над Сыном. Дальше он объясняет, что Сын старше всех Его (Сына) созданий, то есть тех, которых Он создал как рабочий-мастер Бога, "ибо Им создано все, что на небесах и что на земле" (Колоссянам 1:15, 16). Фактом является, что Сын не вечен. Он был создан как духовное создание высшей категории, прежде чем Им были созданы другие духовные создания, как ангелы. Дж. Н. Д. Келли пишет в книге Early Christian Doctrines (Ранние христианские учения) в отношении взгляда Гермаса на Сына Бога следующее: "В ряде мест текста говорится об одном ангеле, который превосходит шесть ангелов, принадлежащих к кругу советников Бога и который обычно описывается как „достойнейший“, „святейший“ и «славнейший“. Этому ангелу дано имя Михаил, и трудно избежать заключения, что Гермас видел в нем Сына Бога и отождествлял его с архангелом Михаилом". "Есть и признаки... попытки представить Христа вроде главного ангела... Конечно, ничто не намекает на догмат о троице в строгом смысле". Говорится, что и Папий знал апостола Иоанна, но сегодня из его писаний существуют только фрагменты. В них он ничего не говорит о догмате о троице. Согласованное учение Что касается превосходства Бога и Его взаимоотношения с Иисусом, учение апостольских отцов явно согласуется с учением Иисуса, учеников и апостолов, как оно записано в Библии. Они все не говорили о Боге как о троице, а как об отдельном, вечном, всемогущем, всезнающем Существе. О Сыне Бога они говорили как об отдельном, меньшем, подчиненном духовном Создании, которое создал Бог, чтобы Он служил Ему в согласии с Его волей. И о святом духе нигде не говорится как о равном Богу. Поэтому в возникших в конце первого века и в начале второго века писаниях апостольских отцов нет никакой поддержки для троицы номинального христианства. Они говорили о Боге, Иисусе и о святом духе так же, как это делает Библия. Рассмотрим, например, Деяния 7:55, 56: "Стефан же, будучи исполнен Духа Святого, воззрев на небо, увидел славу Божию и Иисуса, стоящего одесную Бога, и сказал: вот, я вижу небеса отверстые и Сына Человеческого, стоящего одесную Бога". Стефан видел в видении Бога в небе, причем Иисус стоял рядом с Ним. Сын стоял рядом с тем, Который назван не только „Отцом“, но и „Богом“, и Который в Своей личности был полностью отделен от Иисуса. Стефан не видел и никакой третьей личности. Святой дух не был виден в небе с Иисусом и Его Отцом. То же самое показывается и в книге Откровение 1:1, где говорится: "Откровение Иисуса Христа, которое" Иисусу Откровение, если бы Он был вторым лицом в троице и все знал бы? Подобные места Библии ясно показывают, что троицы не существует. И ни в одном месте во всей Библии не говорится о Боге как о триедином. Писания апостольских отцов отражали это. Они определенно не учили о троице номинального христианства.
Троица — это искажение, заимствованное из языческих религий и привитое на христианскую веру (A Dictionary of Religious Knowledge).Слово «Троица» не встречается в Библии... Официально оно вошло в богословие церкви не раньше IV века (The Illustrated Bible Dictionary).В Новом Завете нет ни самого слова «Троица», ни ясно выраженного догмата о ней... В христианском каноне нет никаких конкретных утверждений, что Бог триедин (Новая британская энциклопедия).Богословы соглашаются, что в Новом Завете нет ясно высказанного догмата о Троице (The Encyclopedia of Religion).Что касается Нового Завета, в нем не найти реального догмата о Троице (Бернхард Лозе, Epochen der Dogmengeschichte).В Библии нет ясно выраженного утверждения, что Отец, Сын и Святой Дух одинаковы по сущности (Карл Барт, The New International Dictionary of New Testament Theology).Иисус и Павел были, очевидно, не знакомы с догматом о троице... они ничего не говорят о нем (Вошберн Хопкинз, Origin and Evolution of Religion).[Идея триединства] является прямым и непосредственным отступлением от концепции абсолютного единства Творца (Й. Герц, Пятикнижие и гафтарот).Сначала христианской вере не была присуща идея о Троице... Как видно из Нового 3авета и других христианских писаний ранних времен, идеи о Троице не было ни в апостольские времена, ни сразу после них (Encyclopaedia of Religion and Ethics).И иудаизм, и христианство, возникшее на его основе, были строго унитарными. Путь от Иерусалима до Никеи был долог и извилист. Тринитаризм четвертого века не точно отражает раннее христианское вероучение относительно природы Бога; наоборот, он стал отклонением от этого вероучения (The Encyclopedia Americana).Если бы писатели Нового Завета считали, что верующим необходимо признавать Иисуса Богом, то как объяснить практически полное отсутствие именно этой формы признания в Новом Завете? (Бюллетень библиотеки Джона Райлендза).Учениям о Логосе и Троице придали форму греческие Отцы, на которых... прямо или косвенно очень сильно влияла философия Платона... То, что ошибки и искажения прокрались в Церковь именно из этого источника, неопровержимо (The New Schaff-Herzog Encyclopedia of Religious Knowledge).С течением времени эти две фигуры [Бог и Христос] слились воедино так, что часто их уже нельзя было отличить друг от друга. Возможно, именно устранение тетраграмматона вызвало христологические и тринитарные споры, будоражившие церковь в первые века нашей эры. Как бы то ни было, похоже, что удаление тетраграмматона породило религиозную атмосферу, резко отличавшуюся от той, которая царила в период Нового Завета в I веке (Джордж Ховард, Biblical Archaeology Review, 03/1978).В НЗ нет учения о Св. Троице, но есть ясные свидетельства и откровения о Св. Троице и троичной вере апостольской общины (Православная энциклопедия под ред. П. Кирилла).Отцы [церкви] стали искать в запасниках философской лексики два нужных термина: один – для описания очевидного различия между тремя отдельными лицами Троицы, а другой – для описания их некоего связующего единства (Гарри Вольфсон).[В церкви] шли споры о том, как соотносятся между собой Слово (то есть Сын Бога, воплощенное в Иисусе, и сам Бог (теперь уточняется – Отец), имя которого, Яхве, было в основном забыто (Garraty J., Gay P., The Columbia History of the World).До арианских споров ни в Восточной, ни в Западной церкви не было ни одного богослова, который бы сомневался, что Сын в том или ином смысле стоит ниже Отца Hanson R., The Search for the Christian Doctrine of God).Евреям не нужно было изменять своих взглядов на природу Бога. Все, что требовалось, это признать, что Иисус был Мессией и сыном живого Бога. Ранние ученики легко усвоили эту мысль, что видно буквально из всех писаний первого и второго столетий... Языческие и платонические философии впервые дали о себе знать еще во времена апостолов. Первыми были взгляды гностиков, затем появился сибеллионизм, затем – доктрина о Троице, и т.д. (Robert A. Wagoner, The Great Debate Regarding The Father, Son, & Holy Spirit).Мы можем проследить историю возникновения этого учения и найти его источник, но не в христианском откровении, а в философии Платона... Троица – это не учение Христа и его Апостолов, а вымысел школы более поздних последователей учения Платона (Эндрю Нортон, A Statement of Reasons).Внимание египетских богословов было практически полностью приковано к троице... Трех богов объединяли и относились к ним как к одному существу, обращаясь к нему в единственном числе. В этом видна прямая связь между духовной силой египетской религии и христианским богословием (Зигфрид Моренц, Agyptische Religion).Если язычество было побеждено христианством, то столь же правильно и то, что христианство было испорчено язычеством. Чистый деизм первых христиан... был превращен Церковью Рима в непостижимую догму о троице. Многие языческие принципы, введенные египтянами и идеализированные Платоном, были сохранены как достойные веры (Эдвард Гиббон, History of Christianity).Учение о Троице формировалось постепенно, и это происходило сравнительно поздно... Это учение берет начало из источника, не имеющего ничего общего с Иудейскими и Христианскими Писаниями... оно сформировалось и было внедрено в христианство усилиями Отцов, находившихся под влиянием философии Платона (Алван Ламсон, The Church of the First Three Centuries).Происхождение Троицы полностью языческое... Иисус Христос никогда не упоминал о таком явлении, и нигде в Новом Завете не появляется слово «Троица». Эта идея была принята Церковью только через триста лет после смерти нашего Господа... Первые христиане, однако, сначала не думали применять идею о Троице к своей собственной вере. Они были преданы Богу Отцу и Иисусу Христу, Сыну Бога, а также признавали... Святой Дух; но не было представления о том, что эти три составляют реальную Троицу, будучи равносущими и едиными в Одном (Артур Уайголл, The Paganism in Our Christianity).Троица — это не... слово, сказанное прямо и непосредственно Богом... В Писании в действительности нет какого-то одного термина, который обозначал бы Три Божественных Лица вместе. Слово «триас» (которое переводится на латинский как «тринитас») впервые встречается в трудах Феофила Антиохийского приблизительно в 180 году н. э. Формулировка «один Бог в трех Лицах» прочно закрепилась и окончательно вошла в христианскую жизнь и вероисповедание лишь в конце IV века... Среди учений Апостольских Отцов не было ничего, что хотя бы отдаленно напоминало подобное умонастроение или перспективу (Новая католическая энциклопедия).Само по себе учение о том, что на божественном уровне бытия троичность и единичность оказываются в каком-то смысле тождественными, не специфично для христианства; это устойчивый мотив самых различных религиозно-мифологических систем (ср. Тримурти — триединство Брахмы, Шивы и Вишну — в индуистской мифологии; многочисленные группировки божеств по 3 или по 9=3X3 — в египетских мифах и культах; образы 3 мойр, 3 или 9 муз, трёхликой Гекаты — в греческой мифологии; «семейные» триады Юпитер — Юнона — Минерва и Церера — Либера — Либер — в римском культе и т. п.) (Мифы народов мира, энциклопедия).Писатели Нового Завета... не сформулировали официальный догмат о Троице и не изложили ясное учение о том, что в одном Боге три равносущих божественных лица. ... Мы нигде не найдем никакого догмата о трех отдельных божественных лицах, существующих и действующих в одном Божестве... Ветхий Завет... ни прямо, ни косвенно не говорит о Триедином Боге, который есть и Отец, и Сын, и Святой Дух. ... Нет никаких доказательств того, что кто-либо из святых писателей хотя бы подозревал о существовании Троицы в Божестве... Увидеть в Ветхом Завете указания или намеки на троицу лиц или ее завуалированные признаки означает выходить за рамки слов и смысла святых писателей (Эдмун Фортман, Триединый Бог).Пятое значение слова «пневма» [дух] легко выводится из четвертого [относящегося к Третьему Лицу Троицы]; здесь это не Личность Святой Дух, но «влияние» или «воздействие»: прибавка слова «агион» [святой] объясняется так, как указано выше. В этом смысле относительно артикля можно сделать следующее примечательное наблюдение. Хотя Святой Дух сам по себе один, его влияний и воздействий может быть много; вот почему в этом смысле «пневма» и «пневма агион» всегда без артикля, за исключением, конечно же, случаев повторного упоминания и других подобных. Такие выражения, как «наполниться Святым Духом», «получить Святой дух», «Святой Дух на ком-либо» подтверждают это наблюдение (T. F. Middleton, The Doctrine of the Greek Article Applied to the Criticism and Illustration of the Greek New Testament).Все богословы, от апологетов типа Иустина и Татиана до Тертуллиана и Оригена, находятся в рамках монархианской концепции. Суть ее заключается в приведении Второго и Третьего Лиц Троицы к абсолютной зависимости от Отца. Горизонтальное распределение функций между ними, привычное для современного христианина, в то время фактически отсутствовало. Превалировали вертикальные иерархии большей или меньшей степени жесткости, где Второе и Третье Лица ставились значительно ниже Первого Лица, приобретавшего характер не только Единого, но и Единственного Абсолюта. Столь строгое единобожие вызывалось вполне понятным историческим запросом: доказательства тождества Создателя Ветхого Завета и Отца Нового самым естественным образом распространялись на вопрос о взаимоотношениях между Лицами Троицы. Действительно, признание трех совершенно раздельных Божеств воспроизвело бы ту же проблему, только в еще более усложненном варианте. Такой ключевой для будущего никейского определения термин, как единосущность, пользовался в среде ортодоксальных христиан дурной славой (как принадлежащий школе Валентина и обозначающий взаимосвязь между эонами)... Мы помним, что многие гностики имели высокое, завидное даже для тех веков образование, что платоно-пифагорейский язык присущ и им, что они выдвигают целый ряд концепций (именно концепций: например, Плеромы и Кеномы, единосущия, домостроительства и т. д.),– которые потом ассимилирует христианское богословие... Несмотря на веру в Христа Распятого, на догмат креации и т. д., христианские апологеты и богословы мыслили в тех же самых конструкциях, что и представители остальных религиозно-философских течений (Светлов Р. В., Гнозис и экзегетика).Последняя, и притом величайшая, многовековая школа неоплатонизма свелась в основном к учению о трех ипостасях. И удивительным образом эти три ипостаси целиком перешли в христианство и даже составили его основной догмат. Большей зависимости христианства от античной философии даже трудно себе представить... Хотя и несколько позже, из-за сложности и первостепенности взаимоотношений между Отцом и Сыном, христианские мыслители обратились и к Святому Духу, так как без установления статуса третьей ипостаси нельзя было обосновать единство божественной Троицы. Задача эта была необыкновенно трудна, любое ее решение требовало применения тончайшего философского аппарата. И такой философский аппарат предоставила христианству античность. Античность не только уже обладала диалектикой целого и частей; более того, античность, в лице неоплатонизма, разработала и тончайшую триадную логику сверхъединого, ума и мировой души, логику, которая и оказала в конце концов серьезнейшее влияние на становление христианского тринитарного догмата (Лосев А.Ф., История античной эстетики).Церковное учение прочно укоренилось в почве эллинизма. Так оно стало тайной для подавляющего большинства христиан. Церковь заявила, что ее новые учения основаны на Библии. В действительности она узаконила в своей среде эллинское умозрение, суеверные взгляды и обычаи языческого поклонения-таинства... До какой степени гностицизм предвосхитил католицизм, мы видим особенно ясно на его христологии... Многочисленные termini technici позднейшей католической догматики встречаются уже у гностиков, – так, напр., единосущный для обозначения отношений эонов к перво-Богу... Следствием ортодоксального учения, поскольку оно понимает божество в Христе как его физическую природу, является введение резких противоречий и утрата исторического Христа с его наиболее ценными чертами... Никейский символ формулирует веру в Святого Духа без всяких дополнений и разъяснений. Афанасий в первые десятилетия ни разу не упоминает его. Все те, кто считали его божественным в полном смысле, обычно считали его силой... Однако с 362-го года Запад неутомимо стремился заставить наполовину уже убежденных восточных братьев признать Духа единосущным Богом, и в союзе с каппадокийцами это удалось... Учение о Троице в своей непрерывающейся научной разработке осталось органом передачи античной философии славянам и германцам: в нем своеобразным образом сочетаются христианская идея божественного откровения в Иисусе и заветы античной философии... Парадоксальные формулы августиновского учения о Троице, отрицающие всякую связь между откровением и разумом и имеющие свои raison d'etre в стремлении сохранить чистый монотеизм и полную божественность Христа, распространились на Западе и нашли себе выражение в так называемом афанасьевском символе, который постепенно разрабатывался в Южной Галлии в период с 450-го по 600-й годы (А. Гарнак, История догматов).Можно вести речь о классе или категории объектов под общим названием бог [в английском тексте с неопределенным артиклем — a god]. В грамматике Смита бог дается в качестве примера того, как существительное без артикля может использоваться в значении класса понятий (раздел 1129: Когда слова, относящиеся к личностям, выступают в значении класса, они могут использоваться без артикля). Это разные виды богов — например, бог живых противопоставляется богу мертвых. Можно говорить, что кто-либо выступает в роли бога по отношению к кому-либо. В Иоанна 10:34 Иисус даже цитирует фрагмент из Ветхого Завета, в котором Бог обращается к исполнителям своих заповедей со следующей фразой: Вы — боги (теои есте). Очевидно, что данный термин используется в расширительном значении и включает как истинных богов, так и ложных богов, а также просто тех, кому приписываются характеристики, соответствующие общепринятому понятию о боге, — хотя и вовсе не обязательно, чтобы эти лица обладали полной божественностью в узком понимании этого слова.И в греческом, и в английском языках слово «бог» употребляется в двух значениях — либо как неопределенное нарицательное существительное, либо как определенное собственное существительное. В то время как грекоговорящие авторы Нового Завета очень аккуратно использовали это смысловое различие, английские переводчики Библии полностью устранили его игнорированием неопределенного артикля и неуемным употреблением заглавной буквы G [для слова God, Бог]. Эти христианские переводчики, подобно своим иудейским и мусульманским коллегам, привыкли думать только об одном члене категории «бог», в результате чего понятия «Бог» и «бог» стали для них взаимозаменяемыми в большинстве контекстов. Однако библейские авторы, не предполагая в своих читателях подобное мышление, говорили либо об общей категории — «бог», либо о конкретном существе — «Бог». Цель состояла в том, чтобы донести до читателей важные стороны вероучения. Одним из наиболее примечательных примеров подобного словоупотребления является стих Иоанна 1:1 (в), в котором объясняется важнейший вопрос — до какой степени следует считать Христа центральной фигурой христианства, чтобы это не нарушило принцип христианского монотеизма (Д. Бидан, Точность и предвзятость в английских переводах Нового Завета).


Δεν υπάρχουν σχόλια:

Δημοσίευση σχολίου